Стихи классиков

В. Ф. Раевскому (Пушкин) — Ты прав, мой друг — напрасно я презрел…


В. Ф. Раевскому

Ты прав, мой друг — напрасно я презрел
Дары природы благосклонной
.
Я знал досуг, беспечных Муз удел,
И наслажденья лени сонной,

Красы лаис, заветные пиры,
И клики радости безумной,
И мирных Муз минутные дары,
И лепетанье славы шумной.

Я дружбу знал — и жизни молодой
Ей отдал ветреные годы,
И верил ей за чашей круговой
В часы веселий и свободы,

Я знал любовь, не мрачною тоской,
Не безнадежным заблужденьем,
Я знал любовь прелестною мечтой,
Очарованьем, упоеньем.

Младых бесед оставя блеск и шум,
Я знал и труд и вдохновенье,
И сладостно мне было жарких дум
Уединенное волненье.

Но всё прошло! — остыла в сердце кровь,
В их наготе я ныне вижу
И свет и жизнь и дружбу и любовь,
И мрачный опыт ненавижу.

Свою печать утратил резвый нрав,
Душа час от часу немеет;
В ней чувств уж нет. Так легкой лист дубрав
В ключах кавказских каменеет.

Разоблачив пленительный кумир,
Я вижу призрак безобразный.
Но что ж теперь тревожит хладный мир
Души бесчувственной и праздной?

Ужели он казался прежде мне
Столь величавым и прекрасным,
Ужели в сей позорной глубине
Я наслаждался сердцем ясным!

Что ж видел в нем безумец молодой,
Чего искал, к чему стремился,
Кого ж, кого возвышенной душой
Боготворить не постыдился!

Я говорил пред хладною толпой
Языком Истинны свободной,
Но для толпы ничтожной и глухой
Смешон глас сердца благородный.

Везде ярем, секира иль венец,
Везде злодей иль малодушный,
Тиран льстец
Иль предрассудков раб послушный.

Пушкин 1822 г.

Раевский, Владимир Федосеевич (1795—1872), майор егерского полка, стоявшего в Кишиневе, поэт, один из самых радикальных и твердых декабристов, близкий приятель Пушкина. 6 февраля 1822 г. Раевский был арестован за политическую пропаганду среди солдат. О предстоящем аресте он был предупрежден Пушкиным, случайно узнавшим об этом.
Послание Пушкина является ответом на стихотворение Раевского «Певец в темнице», которое арестованный декабрист вручил И. П. Липранди — их общему знакомому (Липранди удалось встретить Раевского во время прогулки заключенного):
О мира черного жилец!
Сочти все прошлые минуты,
Быть может, близок твой конец
И перелом судьбины лютой!
Ты знал ли радость? — светлый мир —
Души награду непорочной?
Что составляло твой кумир —
Добро иль гул хвалы непрочной?
Читал ли девы молодой
Любовь во взорах сквозь ресницы?
В усталом сне ее с тобой
Встречал ли яркий луч денницы?
Ты знал ли дружества привет?
Всегда с наружностью холодной
Давал ли друг тебе совет
Стремиться к цели благородной?
. . . . . . . . . .
Я неги не любил душой,
Не знал любви, как страсти нежной,
Не знал друзей, и разум мой
Встревожен мыслию мятежной.
Переходя к томе общественной, Раевский называет «бессмертных имена» — Борецкой (Марфы Посадницы), поборницы политической независимости Новгорода в XV в., Вадима — легендарного предводителя восстания новгородцев в защиту утраченной вольности в IX в. Стихотворение кончается утверждением веры в русский народ:
Но рано ль, поздно ли, опять
Восстанет он с ударом силы!
Пушкин не мог ответить так же оптимистически: поэт терял надежды на успех революционного движения, видя раз гром революционных восстаний на Западе. Отсюда — мрачная концовка его стихотворения. Стихотворение осталось в черновом виде и не было отослано Раевскому.

Загрузка...